Jump to content

олександр

Активные Пoльзователи
  • Content count

    500
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

7,242

Contact Methods

  • Website URL
    http://
  • ICQ
    0

General Information

  • Пасека в
    БУКОВИНА
  • Стаж
    4-7 лет
  • Kоличество семей
    6-10
  • Ульи
    лежак
  • Порода пчел
    карпатка

Recent Profile Visitors

4,398 profile views
  1. Берешь её к себе домой. Мол всё, будешь теперь тут жить, ладно уж.Моешь шампунем от блох, таблетки от глистов даёшь, всякие там прививки делаешь.Объясняешь, что сикать-какать теперь нужно строго в лоток, и никак не иначе, что об диван точить когти — страшный грех, и что блевать где ни попадя — тоже не хорошо.Кормишь её, мисочки специальные заводишь. Следишь, чтобы и вода всегда была свежая, и корм не заветривался бы. Игрушки всякие покупаешь, пищащие и нет.Разговариваешь с ней после работы. Так, мол и так, сегодня Витницкий опять с похмелья пришёл и так вонял перегаром, что мы все просто одурели и даже окно запотело, а Валерка на этом окне пальцем такое нарисовал... Ты вообще меня слушаешь?Смиряешься, что она твоё любимое кресло оккупировала, что теперь вот так бездумно на три дня из дома не уйдёшь, ибо - как там она - постоянно думаешь, спешишь даже побыстрее, как домосед какой-то.А она знаете что? Накупила себе каких-то кремов для рук, лица и жопы, и расставила их по всей ванной. А они, кстати, все одинаковые и все как братья близнецы похожи на тюбик зубной пасты.И вот ты утром встаёшь и чистишь спросонья зубы каким-то говном. И мало того, что оно горькое и щипет, так ещё и, видите ли, стоит миллиард денег и вообще было привезено кем-то из-за какой-то невыносимо далёкой заграницы и теперь непонятно, как жить с такой утратой то.Ну не бл....тво ли?
  2. Раньше, в старорежимные, ветхозаветные времена я не храпел. Не имел такой привычки. Ибо был я худ да строен, как ивовый прутик. А какой при таком положении храп? Решительно никакого. Прутик он разве что посапывать способен, да и то — не сильно. Но когда организм мой перевалил за стоку — я самопроизвольно, волшебным образом выучился храпеть богатырски, раскатисто и с выражением. Аж соседи завидовали! Так и говорили, зачем-то отводя бегающие глазёнки — уж больно вы горазды храпеть, голубчик! Мы вчера всей квартирой вас слушали — очень впечатляет-с. Да-с... А уж сейчас, когда я стодвадцатишести килограммовый красавчик - то и говорить даже нечего. И так всё ясно, без слов. Чудовищно храплю. Причём храплю (мне кое-кто из домашних записи показывал на телефончике) ровно, без вот этих ям, когда храпящий как бы перестаёт дышать на время. Нет. Идёт утробный рёв равномерно, как будто бы бензопила «Дружба» завелась и пилит воздух, надсадно ревя в тех местах, где он наименее податлив. Или как будто бы какие-то нехорошие люди скрутили глушитель со своего мотоцикла и теперь по двору катаются, сволочи. Бабе моей, понятное дело, радости от такого явления не очень много и она даже как-то, по бабьи, борется с этим. Лупит меня своими тонюсенькими, бабьими ручонками, мол, перевернись набок, ирод, уймись! Но на меня все эти бабьи нападения воздействие имеют минимальнейшее, я, разве что, выругаюсь беззлобно и дальше спать. А ещё имею я пренеприятнейшую (по мнению всё тех же, некоторых членов семьи) привычку спать на полу. Для меня пол всегда был весьма удобной постелью. Люблю, когда жёстко и без всяких там подушек. Бывает сядем с бабой телевизионный приёмник в зале глядеть, и я сразу — ой, а с полу то мне лучше вроде как видать всё. Вроде как сочнее картинка да и звук — значительно объёмнее оттуда! Запускай, мать, новости! И пока она там по пульту пальцами рыскает, нужные каналы подыскивая, я уже и готов. Сплю как чёрт на полу и никакой возможности себя куда либо кантовать окружающим не оставляю. Прочно сплю. На века! Баба тогда плюётся ядом (этого у неё много) и идёт смотреть телевизионный приёмник в другие комнаты, благо у нас их хватает (и комнат и приёмников телевизионных) а я потом средь ночи обнаруживаю себя в тёмной комнате на полу в полнейшем одиночестве и замёрзшим, ничего, конечно же не понимаю, и начинаю дурью орать, выясняя важнейшие на данный момент вопросы — где все и по какой причине я был всеми покинут в столь странных обстоятельствах. Все приходят, говорят что это я сам так пожелал, и что меня будили многократно, да я только кряхтел да отмахивался, и что сам виноват. Тогда я с мордой, наполовину сплющенной о ламинат, бреду на кухню, грохочу там посудой, требую вечернего чаепития с какой ни на есть снедью вприкуску, окончательно бужу уже всех, выслушиваю о себе нелестное, чаёвничаю и уже иду спать нормально, в постели, в коих снова начинаю храпеть и лупят меня по мордасам и пихают в бока, но это всё для меня незначительно. Нету надо мной никакой власти в этом вопросе. И методов против меня — тоже нету. Будьте толстыми и красивыми, дорогие мои друзья, и тогда никакого сладу с вами не будет!
  3. поки ще можно. ще не все випорпали. тю. шо за таємничість? для інтриги тримаєте тєатральну паузу? нічого в Вас не вийде в нас яйця красівші
  4. які ще телескопи? то інопланетяни наслідили на г Томнатик хотя дехто бреше шо це кляті комуністи для декорацій кліпу Джамали построїли рлс
  5. мож шановне паньство й знає де він?
  6. значить речовини Ви відкидаєте? схоже на те що храми теж... а місцевість? як гадаєте древні були праві коли вибирали для контактів з вищою силою гори? в шамбалу вірите? знаєте де в Україні портал туди?
  7. Многие – вот хотя бы ты – верят, что богатые и могущественные люди получают от жизни больше наслаждения, чем простые смертные. Вера эта крайне наивна, что хорошо знает любой богатый человек. И я могу научно объяснить почему. Много про это думал. Дело в том, что способность получать удовольствие от физического мира ограничена нашими сенсорными каналами – кожным покровом определенной площади, парными органами зрения, слуха, обоняния – и одним-единственным языком с вкусовыми пупырышками. Можно отнести сюда же и гениталии. У этой системы очень узкая, как говорят технари, полоса пропускания. Даже если одновременно массировать все тело самым откровенным и бесстыдным способом, услаждать глаза прекрасными картинами, уши – божественной музыкой, а рот – разными волшебными вкусняшками, по-настоящему большим деньгам тут развернуться негде. Насыщение системы наступит быстро. Нельзя растворить в маленькой кастрюльке с водой сколько угодно соли, даже если это зеленая соль земли. Да, за тысячу долларов можно купить больше физического удовольствия, чем за сто. За десять тысяч – чуть больше чем за тысячу. Но за сто тысяч уже не купишь больше, чем за десять. Вернее, купить можно, но это будет уже не физическое удовольствие. С какого-то порога все наслаждения становятся чисто ментальными. Бедному Калигуле приходилось разводить в уксусе жемчужины и пить получившуюся гадость в окружении льстецов и клевретов. Механизм наслаждения здесь такой: император пьет раствор миллиона сестерциев, вокруг стоят зрители, которые об этом знают, Калигула знает, что они знают, а они знают, что он знает, что они знают. Лабиринт, что называется, отражений. Растворить много соли в маленькой кастрюльке, как я уже сказал, нельзя. Но вот отразиться в ней может хоть пачка соли, хоть вагон, хоть целый состав. И именно с этими отражениями богатые люди и работают аж с самого бронзового века. Мы, сегодняшние Калигулы, плаваем мельче, чем былые, но тем же самым стилем. Надо постоянно напоминать себе и другим, что пьешь вино за десять тысяч, а не за тысячу, ибо язык особой разницы не ощутит. Мы пьем, таким образом, не вино, а растворенный в нем нарратив. Запомни, Таня, это страшное слово – я к нему еще много раз вернусь. Главное, чем наше время отличается от античности, это тем, что растворимые жемчужины научились создавать и для бедноты – хотя бы в виде дорогих мобильных телефонов. У тебя ведь есть крутой мобильник? Тогда ты знаешь, что такое нарратив продвинутой бедности. Это, конечно, страшновато. При римлянах хозяин раба хотя бы оплачивал ошейник, а в наше время рабы недоедают, чтобы его купить. Правда, и хозяин у нынешнего раба уже другой – это не кто-то конкретный. Это не человек и даже не злой дух. Хозяин, так сказать, распределен по ноосфере. Искать точнее бесполезно: если разобраться, мы все в рабстве у нарративов, и у каждой социальной страты они свои. Думаю, что за этим внимательнейшим образом следят – опять-таки не в целях служения абстрактному злу, а для оптимизации торгового баланса. Чтобы продать товар, надо сначала продавить борозду в мозгах. После этого люди получают радость уже не от «удовлетворения потребностей», как наивно верили советские теоретики, а от приближения своего образа к закачанному в них шаблону. Другими словами, главной потребностью нового человека становится совпадение его отражения с химерой.
  8. Отец заходит в комнату сына. Кровать застелена. Чисто и убрано, все лежит на своих местах. На столе письмо, подписано: "Папе". Полный мрачных предчувствий, дрожащими руками он открывает конверт. Дорогой папа! С тяжелым сердцем и глубоким сожалением пишу тебе. Я познакомился с новой девушкой, мы вынуждены покинуть дом до вашего с мамой прихода, чтобы избежать сцен. Мне так хорошо со Стасей, я очень ее люблю. Но я знаю, ты не сможешь ее принять, из-за всего этого пирсинга, татуировок, кожаных брюк и того, что она твоя ровесница. Стася сказала, мы будем очень счастливы вместе. Дело не только в любви. Папа, она беременна. У нее есть старенький трейлер в лесу и запас растопки на целую зиму. Мы мечтаем обзавестись множеством ребятишек. Стася открыла мне глаза. Оказывается, марихуана совершенно безвредна. Мы будем сами ее выращивать, и обменивать у соседей на кокаин и экстази. Стася состоит в секте и очень религиозна. Мы будем молиться о чуде, чтобы Господь излечил ее от СПИДА. Она этого заслуживает. Не волнуйся, пап. Мне уже 15, и я смогу позаботиться о себе. Когда-нибудь, уверен, мы встретимся снова, и ты сможешь увидеть внуков. С любовью, твой сын Джон. П.С. Папа, это все неправда. Я через дорогу, у друга. Просто хотел напомнить, есть вещи пострашнее, чем табель, который ты найдешь в верхнем ящике стола. Позвони, когда можно будет без опаски вернуться домой".
  9. Мироздание всегда было неоправданно благосклонно ко мне, и как следствие — я ни разу в жизни не пересекал траекторию своего жизненного отрезка с бабами, имеющими страсть к так называемым ролевым играм в постели. Сам я, как вы, видимо уже догадались, интереса к подобному не испытываю абсолютно.Нет, ну серьёзно — вот откуда это всё? Как? Зачем? Все эти маски, наручники на искусственном меху, какие-то ремешки везде, цепочки, костюмы балерины и Пьеро. Моему скудному мозгу такое никогда не понять. Овладеть медсестрой? Ну что это за фантазия? Для меня медсестра — это строгая, тревожно пахнущая лекарствами, взрослая тётка из детства, которая сначала заставляет тебя показать язык, сказать «а», неприятно слушает ледяным стетоскопом и потом обязательно больно колит укольчик в ягодичную мышцу и приговаривает противное - «Ну, что ты?! Как комарик же укусил, совсем не больно!». Никакого вожделения всё выше перечисленное лично у меня не вызывает, и фантазировать, что там у неё под халатиком — я не желаю принципиально. Ну сами вспомните медсестёр из советских больниц, да и из современных тоже. Чего у них там под халатиками то? Усталость, хронический недосып, затяжное раздражение, мрачные мысли о том, как на имеющуюся зарплату выкроить и себе и детям, что муж урод, и что надо было маму слушать, да уж теперь поздно и ничего назад не воротишь? И куда прикажите в такое великолепие ещё и х..м тыкнуть? Совсем что ли звери? Или вот горничными ещё, говорят, любят рядиться дамочки и есть желающие с такими маскарадницами потом совокупляться с неистовым рёвом, до того,мол, волнующе это. Вы знает — я был в гостиницах. И, чует моё сердце, буду в них ещё ни раз. И возможно я бывал в каких-то не таких гостиницах, но у меня сложилось стойкое ощущение, что горничные - это в основной своей массе обычные тётки совершенно не модельных габаритов, а зачастую так и вовсе - откровенно в возрасте, и как результат - далеко не самого соблазнительного вида. И я совершенно не виню их за это. Вот нисколько! Люди работают, пылесосят за вами, свиньями, ваши номера, перестилают простыни, выносят мешки из ведра в туалете, моют унитазы и душевые, чтобы всякие елены летучие потом не шастали бы и не находили бы там пылищу, мёртвых крыс и заскорузлые, позапрошлогодние использованные гандоны. Им, горничным, не до эпиляции зоны бикини и не до томных, вызывающих поз. Они не закусывают нижнюю пухлую губку и не смотрят на вас с поволокой из-под чёрного бархата преступно откровенных ресниц. Им не до этого дерьма, им двадцать пять номеров нужно сдать до двенадцати, китайцы заселяться будут, а время пол одиннадцатого уже! Галя, начинай полы мыть, мы щас с девками перекурим и подойдём! По этому все эти истории про соития с горничной — это тоже какие-то бредни четырнадцатилетних девственников, которые пересмотрели ретро-порно. Что там ещё бывает? Полицейские? Вы когда-нибудь сталкивались с полицейскими? Не важно, с мужчинами или с женщинами, был опыт общения? Обыскивали вас? Дубинкой по почкам прилетало? В наручниках, возможно, пару часов в УАЗике сидели? Возможно в обезьяннике, с бомжами и наркоманами доводилось ночевать? Я вот это всё по молодости щедро отведал, и ответственно заявляю — никакого эротического компонента в этом развлечении нет абсолютно. Я при виде людей в форме не возбуждаюсь, а нехорошо так настораживаюсь на всякий случай и в голове у меня уже готовый набор выверенных, ледяных ответов на все их стандартные вопросики возникает. Таких ответов, что не подкопаться! Какие уж тут соития! Что там ещё? Красная Шапочка, Белоснежка, Гаечка из «Чипа с Дэйлом»? Говорят, пользуются спросом. Но я, видим,о ужасно, вопиюще скучный человек, и совершенно не представляю, чтобы баба моя нацепила бы на себя какой-нибудь голубой парик Мальвины и блядское платьице из дешёвой, синтетической ткани, а я — форменную фуражку и какие-то там сапожищи со шпорами и галифе, и вот она такая визжит — ай, помогите, злой полицейский на меня напал, а я, бешено выкатывая глаза, хриплю ей в ухо похотливо — пройдёмте гражданочка, сейчас я вас осматривать буду, и хрясть дубинкой по мордасам. И пошла потеха! Все сразу потные, красномордые сделались, задышали горячо, возьми меня прямо на столе, мой лейтенант, да ты горячая штучка, моя цыпочка, ох что это тут у нас ) и дальше вдруг характерные звуки, как будто кто-то в резиновых тапках по мокрому кафелю бежит. Или я такой весь из себя больной, на приёме, а молодая и подозрительно похожая на жену медсестра меня начинает осматривать, а у самой под халатиком то — ничего нового! Жена у неё под халатиком! А ты ещё, как назло слова забыл и невпопад что-то говоришь из предыдущей серии, когда мушкетёром был и преступно щерясь, драл беззащитную Рапунцель прямо в башне, где она ждала своего принца, или где она там у них жила-то? Или это кто там была, не Рапунцель? А кто? Навыдумывают имён то! Тьфу! Одним словом — не моё это. Не моё. А вы как, уважаемые, практикуете такое? Рядитесь в разнообразные костюмчики с фантазией да с заученными репликами? И как, занимательно сие?
  10. Прям Афіна Палада?
  11. я теж не страждаю безсонням , то ближні страждають від мого безсоння тіки щас вони не так виглядають як на іконах. сучасні янголи приходють одягнутими в камуфляж й вибивають прикладами двері це не дивно. дивний їхній пантеон. Одін на першому місці це дивно. по ідеї там мав бути якийсь порядніший тип. і рай в якому весь день пють жруть а ввечері всі ріжуть друг дружку
  12. мож і борщ смотря в якому віді дістанеться не хтів бить поетів , но вечір був томним... Мёд поэ́зии, поэтический мёд — в германо-скандинавской мифологии напиток, глоток которого наделял поэтическими способностями. По легендам этот напиток был изготовлен из крови Квасира двумя братьями-гномами Фьяларом и Галаром. Ради сохранения тайны этого напитка братья убили великана Гиллинга, но старший сын Гиллинга Гуттунг забрал у них «мёд поэзии», как выкуп за смерть отца. Один с помощью Бауги, младшего брата Гуттунга, проник в пещеру, где Гуттунг прятал напиток. СоблазнивГуннлед, дочь Гуттунга, охранявшую «мёд», Один похитил все запасы напитка. Гуттунг, узнав о пропаже, отправился в погоню, но Один, превратившись в орла, успел добраться до Асгарда, правда по дороге некоторое количество напитка вытекло из его заднего прохода. В Асгарде Один наполнил напитком большой золотой сосуд и отдал его своему сыну, богу поэтов Браги. Считается, что подлинное поэтическое искусство бывает только у тех, кого боги им наделяют. А та часть мёда, которую пролил Один, стала достоянием бездарных поэтов.
×