Jump to content
Форум на ТочкУ

Endriu

Пользователи
  • Content Count

    97
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by Endriu

  1. Мифы и правда о мёде «Бикорпский человек», влезающий по лианам, чтобы собрать мёд из пчелиного улья. Рисунок 8000-летней давности в одной из «Паучьих пещер в Бикорпе». 1 Человек употребляет мёд не одно тысячелетие (вспомним на удивление хорошо сохранившийся рисунок сборщика мёда из пещеры в Бикорпе (исп. Cuevas de la Ara?a) периода позднего палеолита) и знает о нём очень много. Однако некоторые вопросы к этому продукту остались. Например, в России бытует представление о мёде едва ли не как о панацее. И как всякое народное «лекарство от всего», да ещё и присутствующее в культуре с древнейших времён, мёд оброс невероятным числом мифов, правил и предписаний. Разберём самые широко известные из них и выясним, насколько они соответствуют действительности. 1. Мёд не следует нагревать выше 40 градусов ПРАВДА (с оговорками) Температура в улье поддерживается роем на уровне 34—35 °C, потому что 37 °C уже становятся критичными для расплода. При нагревании мёда выше этой температуры в нём начинают разрушаться органические вещества. Так, нагрев выше 45 °C приводит к денатурированию диастазы (амилазы), до 60 °C и выше — к разрушению витаминов, энзимов, ингибина, гликопротеинов, танинов, различных пептидов и ароматических веществ. Надо, однако, понимать, что, например, наличие в мёде диастазы никак не влияет на его качество, а витаминов в нём и так очень мало (об этом ниже). Поскольку антибиотические свойства мёда обусловлены наличием в нём определённых ферментов и пептидов (что подтверждается тем, что нагревание до 100 °C на 20 минут почти полностью лишает его бактерицидной активности), его, вероятно, не следует греть, если вас интересует именно его способность убивать бактерии. Если интересны вкус и аромат, едва ли с ними что-то заметное случится градусов до 45. А уж мёду как подсластителю ничего не страшно до 95—100 градусов. После 95 °C содержащиеся в мёде сахара начинают постепенно изменяться. Эти изменения могут происходить разными путями: сахара при нагревании в присутствии других органических веществ способны инвертироваться, карамелизоваться или подвергаться реакции Майяра (меланоидинообразованию). При этом образуется множество новых веществ, в т. ч. с весьма сложной химической структурой. Вкус мёда в процессе изменения сахаров тоже неминуемо меняется, но не обязательно становится хуже. Иначе мёд не использовали бы веками в глазурях для запекания и соусах для жарки. Что касается пользы и вреда организму человека от продуктов карамелизации или образования меланоидинов, то и тут однозначного ответа нет: многие из этих веществ до сих пор не изучены (и даже неизвестны), воздействие же других спорно. К примеру, один из продуктов реакции Майяра, метилглиоксаль, одновременно, играет большую роль в образовании конечных продуктов гликирования, считающихся сегодня одной из важных причин старения организма, и является сильным бактерицидным агентом; и с аспирином, который тоже образуется в результате реакции Майяра, не всё до конца понятно. Что при этом любопытно, тот же метилглиоксаль содержится и в свежем мёде. И часто именно с ним связывают некоторые лечебные свойства мёда. При нагревании часть исходного метилглиоксаля вступает в сложные реакции с другими ингредиентами мёда, но из реагирующих с аминокислотами фруктозы и глюкозы образуется новый. В общем, если ваша цель — сохранить максимум исходных свойств мёда, греть его, действительно, не следует. Если вы опасаетесь конечных продуктов гликирования, не жарите мясо, не печёте хлеб, не запекаете птицу и вообще предпочитаете щадящую тепловую обработку пищи, то и для мёда не надо делать исключения. Поэтому, если мёд кристаллизовался, а вам непременно нужно привести его в жидкую форму, оптимальное решение в домашних условиях — водяная баня не выше 40 градусов. Можете не сомневаться, почти любой мёд на вашем столе и так подвергался нагреванию таким же способом. Кристаллизация мёда — естественный процесс, но он мешает пчеловодам расфасовывать и купажировать продукт. Поэтому его подвергают роспуску либо в специальных сосудах-декристаллизаторах с обеспечивающими мягкий нагрев электрическими нагревающими элементами, либо на огромной водяной бане при температуре воды не выше 41—42 градусов. 2. Сильный нагрев мёда превращает его в яд МИФ (с оговорками) При нагревании в мёде образуется 5-гидроксиметилфурфурол (ГМФ, HMF, оксиметилфурфурол, ОМФ). Бытует мнение, что это соединение высокотоксично, а потому нагревать мёд не только неполезно, но и опасно. Давайте разберёмся, насколько это вещество, на самом деле, ядовито и не рискуем ли мы отравиться, добавив мёд в горячий чай. Учитывая, что ГМФ — это промежуточный продукт распада сахаров в кислой среде, усиливающегося при нагревании, просто удивительно, почему те, кто так боится его присутствия в горячем мёде, забывают о том, что ГМФ есть в любой выпечке, варенье, в печёных яблоках и свёкле, в жареном кофе и газировке, причём часто в количествах в десятки раз больших. Более того, ГМФ, благодаря кислой среде (рН 3,5), появляется и в свежем мёде. Есть совершенно чёткие рекомендации , по которым норма ГМФ в мёде в не должна превышать 25 мг/кг. И введён этот показатель только для того, чтобы выявить нарушения температурного режима при обработке мёда, его возраст и возможный фальсификат. Отступление от нормы характеризует не опасность гретого мёда, а скорее его бесполезность, так как ферменты и белки денатурируются намного раньше, чем появляется ГМФ. В этом смысле любителям класть мёд в горячий чай нечего бояться, кроме того, что мёд потеряет лечебные свойства. Пожалуй, никто специально не изучал воздействие ГМФ на организм человека (вот пчёлы от него и правда мрут) и его отдалённые последствия. Но учитывая ежедневное употребление нами самых различных продуктов с ГМФ на протяжении всей жизни, серьёзных опасений это вещество вызывать не должно. Как говорилось выше, при нагревании в мёде могут образовываться и другие вещества, приносящие организму вред (или влияющие на него неоднозначно), однако и они не делают гретый мёд заметно большим ядом, чем почти любые другие продукты, которые вы жарите или печёте. Или чем свежий мёд. 3. Мёд полностью усваивается организмом ПРАВДА (с оговорками) Поскольку мёд — это, прежде всего, простые сахара (глюкоза, фруктоза и мальтоза), он моментально всасывается в кровь, высвобождая большое количество энергии. Поэтому его рекомендуют принимать при истощении, после тяжёлых физических и умственных нагрузок. Всё это, однако, не относится к людям, страдающим различными видами сахарного диабета или непереносимостью фруктозы (об этом см. ниже). 4. Мёд не имеет срока годности ПРАВДА (с оговорками) Мёд тысячелетиями использовали в качестве консерванта, в составе мумифицирующих бальзамов, хранили в медовых бочках мясо и фрукты. Консервирующие и антибактериальные свойства мёда обусловлены его высокой плотностью — 1,45 г/см?, наличию в его составе ингибина, разлагающего глюкозу с выделением перекиси водорода, наличию бензойной кислоты, фитонцидов, калия и минеральных солей. Но такими свойствами обладает только зрелый мёд с высокой плотностью, в особенности тёмные сорта (к падевому мёду это и вовсе не относится: он быстро закисает). Так что это — правда лишь отчасти. И самое главное, «вечная» сохранность гарантируется только в определённых условиях: закрытый контейнер, отсутствие солнечных лучей, влажность 58—66% и температура 5—10 градусов. Так что хранить мёд лучше в тёмной кладовой или на нижней полке холодильника. Идеальная тара — из тёмного стекла, керамики, фарфора, не возбраняется и пищевой пластик. Совершенно непригодна только посуда из цинка, меди, свинца и железа (органические кислоты и сахара мёда могут взаимодействовать с этими металлами с образованием токсических веществ). 5. Всегда надо выбирать мёд с б?льшим диастазным числом МИФ Мы уже привыкли к тому, что маркетологи готовы клеить на любые продукты питания значки «без ГМО», «без холестерина», «без глютена» — даже там, где они совершенно неуместны — и продавцы мёда в этом смысле не остались в стороне. На ярмарках они часто делают акцент на диастазном числе, пользуясь неосведомлённостью потребителей (наукообразные термины и правда, действуют на человека каким-то магическим образом). В реальности этот показатель всего лишь отражает происхождение мёда — искусственный он или нет. Любая цифра, отличная от нуля, — показатель натуральности продукта. И это логично: диастаза — фермент слюнных желёз пчелы, следовательно, его полное отсутствие в мёде указывает на то, что он был выработан без их участия (такой суррогат получают, например, при помощи гидролиза сахарной свёклы). Также отсутствие диастазы может указывать на старый или перегретый мёд. А большее или меньшее положительное значение варьирует от сорта к сорту и никак не отражает качества продукта. Кроме того, и в нашей слюне вырабатывается собственная диастаза, причём там её в десятки раз больше, чем в мёде. Это всего лишь фермент, который помогает организму расщеплять крахмал на простые сахара и ускорять усвоение пищи. Никакого положительного влияния на организм человека диастаза из мёда не оказывает. 6. Как подсластитель мёд лучше сахара: он переваривается гораздо медленнее, благодаря наличию фруктозы, а потому менее вреден для тех, кто следит за весом МИФ Фруктоза действительно усваивается организмом несколько медленнее, чем глюкоза: сначала она должна поступить в печень, где в несколько этапов превращается либо в глюкозу, либо в промежуточные продукты её метаболизма. То есть, на усвоение фруктозы организм тратит чуть больше энергии, чем на усвоение глюкозы. Но, во-первых, обычный сахар, сахароза, — это не глюкоза, а дисахарид, состоящий из моносахаридов глюкозы и фруктозы. В кишечнике сахароза быстро гидролизуется на глюкозу и всё ту же фруктозу, которая, как и фруктоза из мёда, направляется в печень, где с ней происходит ровно то же самое. А во-вторых, в мёде, помимо фруктозы, есть и сахароза, и непосредственно глюкоза. В зависимости от сорта мёд может обладать как низким (30), так и очень высоким гликемическим индексом, до 95, что недалеко от эталонного показателя чистой глюкозы (100). Кроме того, как утверждают исследователи из Туринского университета (итал. Universit? degli Studi di Torino) Раффаэлла Мастрокола (Raffaella Mastrocola) и Мануэла Араньо (Manuela Aragno), фруктоза наравне с глюкозой ускоряет процессы старения организма (из-за гликирования белков) и именно росту потребления простых сахаров мы обязаны всплеском нейродегенеративных заболеваний. Наконец, худеть при помощи фруктозы (а, следовательно, и при помощи мёда) плохая идея ещё и потому, что, метаболизируясь в печени, она интенсифицирует производство организмом как собственно жира, так ещё и вдобавок липопротеинов очень низкой плотности (переносчиков «плохого холестерина»). Так что, если мёд чем-то и лучше сахара, то уж точно не наличием в нём фруктозы. 7. Мёд можно употреблять даже диабетикам МИФ Диабетикам противопоказаны пищевые продукты с высоким гликемическим индексом, к которым, как мы уже выяснили, относятся и некоторые сорта мёда. В связи с содержащейся в мёде фруктозой бытует не только описанное выше ошибочное мнение, что она полезна худеющим, но и другое: что фруктоза не приводит к резкому росту сахара в крови и не требует инсулина для усвоения. Люди, придерживающиеся этого мнения, полагают, что диабетикам можно есть сорта мёда с повышенным содержанием фруктозы. Отличительный признак последних — поздняя кристаллизация. Поэтому мёд, долго сохраняющий жидкую консистенцию (акациевый, шалфеевый, вересковый, каштановый) вам кто-нибудь может порекомендовать как подсластитель, подходящий при диабете. При этом порекомендовать будто бы со знанием дела, с какими-то комментариями про фруктозу и инсулин и замечаниями о том, что, например, «падевый и липовый нельзя, а шалфеевый можно». Тем не менее, медики более категоричны в этом вопросе и настоятельно рекомендуют диабетикам мёд из диеты исключить полностью. Во-первых, в мёде всё-таки присутствуют и глюкоза, и сахароза, при этом едва ли хоть один продавец мёда сможет с аптекарской точностью сообщить вам состав сахаров в его продукте. Во-вторых, фруктоза усваивается в человеческом организме с участием нескольких разных ферментов, и для активации некоторых из них всё-таки требуется инсулин. Наконец, фруктоза из мёда в организме быстро преобразуется в глюкозу, что способствует усилению гликемии. Но долгосрочные эффекты потребления фруктозосодержащих продуктов (увеличение веса, липогенез печени, снижение чувствительности к инсулину, увеличение висцерального ожирения и стеатоза печени) — ещё опаснее. Так что никакой вид мёда сам по себе не может быть полезен при сахарном диабете, независимо от клинического типа последнего. И хотя в доклинических исследованиях (на крысах и других лабораторных животных, страдающих диабетом) и было отмечено некоторое положительное влияние ограниченных доз мёда на метаболизм, испытания на людях не показали впечатляющих результатов. 8. Мёд — сильный аллерген, он противопоказан маленьким детям и беременным женщинам МИФ (с оговорками) В мёде множество ингредиентов, способных вызывать аллергию: части тел пчёл и других насекомых, споры плесени и иных грибков, водоросли, разный мельчайший органический мусор; наиболее аллергенными среди медовых компонентов признаны пыльцевые белки и железистые белки пчёл. Мёд способен вызывать весь спектр аллергических реакций, от лёгкого зуда во рту и контактной крапивницы на коже до тяжёлых астматических проявлений и анафилактического шока. Однако на практике аллергия на мёд встречается крайне редко. Подверженных ей людей — менее 0,001%. Врачи действительно не советуют давать мёд детям до 18 месяцев, но совсем не из-за аллергии: в живой непастеризованный мёд могут попасть клостридии ботулизма. Хотя они и неспособны в нём размножаться и выделять опасные токсины. В таком виде они не представляют угрозы для взрослого, но небезопасны для маленьких детей, чья иммунная система ещё слишком слаба. В случае беременных женщин никаких противопоказаний нет — плацентарный барьер защитит плод. Бывают также люди с генетически запрограммированной непереносимостью одного из основных компонентов мёда — фруктозы. В этом случае, правда, речь идёт не об аллергии, то есть не о неадекватном ответе иммунной системы, а об отсутствии в организме одного из ферментов, необходимых, чтобы фруктоза усваивалась: фруктокиназы или фруктозо-1-фосфатальдолазы. Первый случай достаточно безопасен: неусвоенная фруктоза накапливается в крови и выделяется с мочой. То есть, отсутствие фруктокиназы никак не помешает вам есть мёд. В случае же отсутствия фруктозо-1-фосфатальдолазы человеку категорически противопоказан не только мёд, но и фрукты, и обычный сахар (сахароза). Правда, как и аллергия на мёд, генетическая непереносимость фруктозы встречается крайне редко — у одного человека из 130 000, её клинически опасная версия — ещё реже. 9. Мёд — кладезь витаминов МИФ (с оговорками) В мёде содержатся очень незначительные количества витаминов В2, В6, Е, К, С, каротина и фолиевой кислоты. При этом, например, витамина В2 в мёде почти в четыре раза меньше, чем в красном мясе, и в 79 раз меньше, чем в печени, а витамина В6 — в четыре раза меньше, чем в помидорах, и меньше, чем в варёном картофеле — до 11 раз. В 100 граммах мёда нет и двадцатой части витаминов, необходимых человеку в среднем в сутки. В мясе, фруктах, овощах и орехах витаминов гораздо больше, чем в мёде. 10. Самый полезный мёд — майский МИФ В разных странах различные сорта мёда в силу традиций оценивают совершенно по-разному: например, в США и Западной Европе любят падевый из-за его минерального состава, чего не скажешь о странах СНГ, где его чаще считают низкосортным. В России превозносят майский, видимо, по причине его редкости. Дело в том, что пчеловодам попросту невыгодно собирать мёд весной, когда в ульях увеличивается расплод и рою требуется много нектара для собственных нужд. Стоит оставить пчёл полуголодными весной — и это закончится потерями летом. Чаще всего то, что продают под видом майского мёда — это нагретый прошлогодний мед. Но и настоящий майский мёд, собранный в конце мая — начале июня, не отличается в среднем какими-то особенными полезными свойствами, в сравнении с мёдом, собранным в другое время. В то же время, майский мёд, произведённый в разных регионах и даже на соседних пасеках, может довольно сильно различаться по составу — в силу различного климата или/и разного состава цветущих в окрестностях первоцветов. 11. Жидкий мёд = свежий = самый полезный МИФ Переход мёда из жидкого состояния в твёрдое неизбежен, но при этом изменении в нём не происходит значимых химических превращений. Другими словами, кристаллизация ничуть не умаляет полезности (как и вредности) этого продукта. Все виды мёда кристаллизуются: одни — в течение недели после откачки, другие — через два месяца, падевый мёд часто застывает уже в незапечатанных сотах. Поэтому если вы видите жидкий мёд поздней осенью, это должно натолкнуть вас на подозрение, что это либо фальсификат, либо мёд повторно разогревали. Скорость процесса зависит от количественного соотношения глюкозы, фруктозы и воды: мёд с высоким содержанием фруктозы кристаллизуется медленнее, однако, как уже говорилось выше, фруктоза в целом не полезнее глюкозы. 12. Разводы на поверхности — показатель испорченного продукта МИФ Разводы — это кристаллизовавшаяся глюкоза: при быстрой кристаллизации она поднимается вверх ёмкости и рисует то, что пчеловоды называют медовыми узорами. 13. Мёд способствует жиросжиганию во сне МИФ Британский фармацевт Майк Макиннес (Mike McInnes) наверняка обогатился, придумав «диету во сне». Её суть в том, чтобы перед сном съедать 1—2 столовые ложки мёда и терять до килограмма в неделю. Надо отдать ему должное, он честно предупреждает, что такой метод эффективен только при полном отказе от сахара и в сочетании с физическими нагрузками. Возможно, метод работает потому, что мёд способствует крепкому сну. Доказано, что когда мы не высыпаемся, в организме вырабатывается больше гормона грелина, который связывают с увеличением аппетита и ожирением, и меньше лептина, отвечающего за чувство насыщения, в результате чего мы съедаем больше, чем в дни, когда хорошо выспались. Однако не меньше (если не больше) вероятности, что дело именно в отказе от сахара и упражнениях. Исследований, подтверждающих, что мёд или его компоненты способствуют жиросжиганию, не существует. 14. Мёд — натуральный антисептик Падевый мёд. ПРАВДА В этом смысле мёд выигрывает даже перед некоторыми лекарствами. В условиях, когда мир стоит на пороге появления супербактерий, резистентных к ранее применяемым антибиотикам, целесообразно рассмотреть мёд как дополнительное антибактериальное средство. Симбиотические бактерии из зоба пчёл производят естественный антибиотик, который попадает в мёд (пептид дефензин-1). Кроме того, в мёде обнаружены фитонциды, выделяемые растениями-медоносами (они защищают растения от инфекционных болезней; фитонцидов почти нет в падевом мёде, так как его источник — сладкая клейкая жидкость на листьях и коре растений, выделяемая живущими на них насекомыми). Антимикробных свойств добавляет мёду и перекись водорода: она образуется из глюкозы в результате окисления секрета фарингиальной железы пчелы. О метилглиоксале, ещё одном компоненте мёда с доказанной противомикробной активностью, мы уже говорили в самом начале этой статьи. В целом, антимикробная активность лучше проявляется у тёмных и полифлерных сортов (полифлерным называют мёд, содержащий пыльцевые зёрна нескольких видов растений без преобладания какого-либо из них), она сильнее выражена против грамположительных бактерий (стафилококков, стрептококков, возбудителей дифтерии, сибирской язвы) и слабее против грамотрицательной микрофлоры. Биохимики из Новой Зеландии обнаружили особые антибактериальные свойства у манукового мёда (M?nuka honey), получаемого из нектара тонкосемянника метловидного (Leptospermum scoparium). В ходе лабораторных экспериментов было доказано, что данный сорт особенно эффективен в борьбе с золотистым стафилококком (Staphylococcus aureus). Исследователи проверяли воздействие M?nuka honey на несколько штаммов S. aureus в сочетании с рифампицином, оксациллином, гентамицином и клиндамицином. В некоторых случаях, когда антибиотик сам по себе был бессилен, его сочетание с мануковым мёдом давало синергетический эффект и рост стафилококка прекращался. К сожалению, некоторые штаммы не реагировали и на такие сочетания. Антимикробные и ранозаживляющие свойства манукового мёда побудили одну австралийскую компанию заняться активным продвижением этого сорта в качестве лекарственного средства наружного применения. На рынок медицинских препаратов мёд из тонкосемянника вышел под маркой Medihoney. Мёд может быть полезен при кожных болезнях или для заживления ран, но наносить его на здоровую кожу — занятие довольно бессмысленное. Задолго до новозеландских и австралийских коллег, в начале XX века, американский бактериолог Сакетт (W.G. Sackett) помещал патогенные бактерии в мёд: возбудители брюшного тифа погибали через 48 часов, паратифозные бактерии — через 24 часа, шигеллы дизентерии — через 10 часов и другие — через 5 часов. Однако механически переносить эти данные на употребление мёда внутрь и пытаться лечить инфекции исключительно с помощью мёда — большая ошибка. 15. Мёд помогает заживлять раны и ожоги ПРАВДА Особенно эффективен мёд при лечении инфицированных ран. Благодаря высокой плотности он создаёт защитную плёнку. Содержащаяся в нём перекись водорода медленно воздействует на повреждённый участок и постепенно убивает микробы, а витамин C ускоряет рост здоровой ткани. Малайзийские медики доказали б?льшую эффективность мёда при лечении поверхностных ожогов в сравнении с сульфадиазином серебра (81 против 37 процентов случаев полного излечения соответственно). Ну а про мануковый мёд, продающийся именно в качестве ранозаживляющего препарата, мы уже писали выше. Попытки применения мёда как ранозаживляющего и вообще противомикробного агента могут быть оправданы в случаях столкновения с антибиотикорезистентной инфекцией или в трудно представимых для современного человека ситуациях, когда другие средства недоступны. Когда же речь об обычной ране и есть доступ к современным антисептикам, ранозаживляющим препаратам и перевязочным материалам, обрабатывать рану мёдом — по меньшей мере странно. 16. Мёд эффективен в лечении заболеваний ЖКТ ПРАВДА (с оговорками) Традиционно медовый раствор применяется при диспепсии (нарушении нормальной деятельности желудка). Иногда это помогает, иногда нет. Дело в том, что диспепсия бывает различной этиологии, мёд тоже бывает разный. Так недавно учёные ЮАР показали in vitro эффективность фракций манукового мёда для уничтожения Helicobacter Pylori — бактерии, вызывающей язвы желудка и двенадцатиперстной кишки. То есть, вероятно, в случаях желудочных расстройств, вызванных этой бактерией, некоторые сорта мёда могут помочь. Это, однако, не значит, что не надо идти к врачу. В целом, мёд, как почти любой продукт питания сложного состава, обладает как полезными, так и вредными для человеческого организма свойствами. Он не яд и не панацея. Им не следует злоупотреблять, как не следует и лечить любые заболевания одним только мёдом. Особенно учитывая тот факт, что большая часть положительных результатов воздействия мёдом на различные микробы была получена in vitro и не подтверждалась в клинических испытаниях. Но в качестве вспомогательной, поддерживающей терапии при некоторых заболеваниях, в сочетании с лекарствами и процедурами, назначенными врачом, а также, если вы просто любите мёд и если нет противопоказаний (например, сахарного диабета или тяжёлой непереносимости фруктозы), в умеренных количествах он вам не помешает.
  2. Пчелиные ульи защитят модифицированными микробами Пчелиных бактерий снабдили генами, убивающими паразитических клещей и вирусы. Одна из самых больших проблем в пчеловодстве – это пчелиные клещи варроа и вирус деформированного крыла, который они переносят. По вине клещей и вируса гибнут целые ульи: клещи ослабляют пчёл, паразитируя на них и поедая (в прямом смысле) их запасы жира, а вирус вызывает пороки развития – у пчел появляются деформированные и недоразвитые крылья, усики и лапки. Против этих вредителей есть много способов борьбы разной эффективности и хитроумности. Но, может быть самый хитроумный и самый эффективный способ предложили исследователи из Техасского университета в Остине – они придумали, что против клещей и вирусов можно бороться модифицированными бактериями. Как и у нас, у пчёл в кишечнике есть своя симбиотическая микрофлора. Шон Леонрад (Sean P. Leonard) и его коллеги модифицировали одну из пчелиных бактерий так, чтобы она синтезировала и выделяла много РНК, причём РНК вполне определённой – такой, которая могла бы отключить гены вируса и клеща. Исследователи воспользовались известным механизмом РНК-интерференции (который работает у очень многих живых организмов, включая и нас). Как известно, генетическая информация с ДНК копируется в молекулу РНК (точнее, в матричную РНК), а на РНК уже потом синтезируется белок. Чтобы белка не было, можно подавить синтез РНК на ДНК, а можно заставить замолчать саму РНК. Механизмы тут есть разные, и в случае РНК-интерференции клетка синтезирует сравнительно небольшую вспомогательную РНК, которая ничего не кодирует, но зато соединяется с какой-то конкретной матричной РНК – после чего матричную РНК разрезает специальный фермент, который узнаёт комплексы из двух молекул РНК. Одних бактерий снабжали геном, который давал РНК против клещей, других – геном, который кодировал РНК для интерференции с вирусными РНК. Молекулы РНК, которые синтезировали и выделяли модифицированные бактерии, были снабжены флуоресцентной меткой, так что можно было следить, как РНК перемещаются по телу пчелы. Затем бактерий скармливали пчёлам, а самих пчёл заражали клещами и вирусами. В статье в Science говорится, что на пчёлах с «противоклещиными» бактериями клещи гибли с вероятностью на 70% большей, чем на пчелах с обычными бактериями. А среди пчёл, которых накормили «противовирусными» бактериями, выживаемость была на 36% выше. При этом бактерии не исчезали из пчёл, по крайней мере, в течение 15 дней – столько длился эксперимент. И поскольку взрослые пчёлы сами кормят молодняк, то вполне вероятно, что бактерии смогут сами легко распространиться по улью. И поскольку бактерии не могут выжить нигде, кроме пчёл, то не стоит бояться, что модифицированные микробы попадут к каким-то другим животным и плохо повлияют на расклад сил в экосистеме. Правда, прежде чем радоваться за пчёл и пчеловодов, нужно выяснить, насколько такой метод будет эффективен в настоящих ульях, и будут ли такие бактерии достаточно дёшевы, чтобы стать настоящей альтернативой инсектицидам и прочим средствам борьбы с клещами.
  3. Пчелиные ульи защитят модифицированными микробами Пчелиных бактерий снабдили генами, убивающими паразитических клещей и вирусы. Одна из самых больших проблем в пчеловодстве – это пчелиные клещи варроа и вирус деформированного крыла, который они переносят. По вине клещей и вируса гибнут целые ульи: клещи ослабляют пчёл, паразитируя на них и поедая (в прямом смысле) их запасы жира, а вирус вызывает пороки развития – у пчел появляются деформированные и недоразвитые крылья, усики и лапки. Против этих вредителей есть много способов борьбы разной эффективности и хитроумности. Но, может быть самый хитроумный и самый эффективный способ предложили исследователи из Техасского университета в Остине – они придумали, что против клещей и вирусов можно бороться модифицированными бактериями. Как у нас, у пчёл в кишечнике есть своя симбиотическая микрофлора. Шон Леонрад (Sean P. Leonard) и его коллеги модифицировали одну из пчелиных бактерий так, чтобы она синтезировала и выделяла много РНК, причём РНК вполне определённой – такой, которая могла бы отключить гены вируса и клеща. Исследователи воспользовались известным механизмом РНК-интерференции (который работает у очень многих живых организмов, включая и нас). Как известно, генетическая информация с ДНК копируется в молекулу РНК (точнее, в матричную РНК), а на РНК уже потом синтезируется белок. Чтобы белка не было, можно подавить синтез РНК на ДНК, а можно заставить замолчать саму РНК. Механизмы тут есть разные, и в случае РНК-интерференции клетка синтезирует сравнительно небольшую вспомогательную РНК, которая ничего не кодирует, но зато соединяется с какой-то конкретной матричной РНК – после чего матричную РНК разрезает специальный фермент, который узнаёт комплексы из двух молекул РНК. Одних бактерий снабжали геном, который давал РНК против клещей, других – геном, который кодировал РНК для интерференции с вирусными РНК. Молекулы РНК, которые синтезировали и выделяли модифицированные бактерии, были снабжены флуоресцентной меткой, так что можно было следить, как РНК перемещаются по телу пчелы. Затем бактерий скармливали пчёлам, а самих пчёл заражали клещами и вирусами. В статье в Science говорится, что на пчёлах с «противоклещиными» бактериями клещи гибли с вероятностью на 70% большей, чем на пчелах с обычными бактериями. А среди пчёл, которых накормили «противовирусными» бактериями, выживаемость была на 36% выше. При этом бактерии не исчезали из пчёл, по крайней мере, в течение 15 дней – столько длился эксперимент. И поскольку взрослые пчёлы сами кормят молодняк, то вполне вероятно, что бактерии смогут сами легко распространиться по улью. И поскольку бактерии не могут выжить нигде, кроме пчёл, то не стоит бояться, что модифицированные микробы попадут к каким-то другим животным и плохо повлияют на расклад сил в экосистеме. Правда, прежде чем радоваться за пчёл и пчеловодов, нужно выяснить, насколько такой метод будет эффективен в настоящих ульях, и будут ли такие бактерии достаточно дёшевы, чтобы стать настоящей альтернативой инсектицидам и прочим средствам борьбы с клещами.
  4. Главное открытие уходящего десятилетия: среди муравьев полно бездельников Общественные насекомые, которых считали невероятно трудолюбивыми и ставили в пример, оказались тунеядцами в подавляющем большинстве Фото: GLOBAL LOOK PRESS Ах, как ошибался Иван Андреевич... ( басня стрекоза и муравей ) Далеко не все в муравейнике заняты каким-либо общественно-полезным трудом. Как может показаться. Суета, которая бросается в глаза, это обман зрения. На самом же деле «не покладая лапок и не разгибая спины», что называется, работают менее 3 процентов насекомых. Остальные - отнюдь не усердствуют: либо имитируют кипучую деятельность, либо ленятся, либо вообще ничего не делают. Обилие праздно шатающихся бездельников среди муравьев — тех самых насекомых, в трудолюбии которых мы не сомневались, которое отражено в пословицах, поговорках, баснях и мультфильмах, изумило ученых из Аризонского университета (University of Arizona - UA). Они не поверили своим глазам. Однако две недели наблюдений за пятью колониями убедили: лень в муравейниках — обычное явление. Более того — характерное. Почти, как у людей. Распределение трудящихся, легкотрудников и тунеядцев в колонии муравьев. Такие муравьи-ударники, как герой басни Ивана Андреевича Крылова, конечно, попадаются. Но крайне редко. Большинство постыдились бы цинично вопрошать беззаботную попрыгунью стрекозу «Да работала ль ты в лето?» и отправлять ее поплясать. Сами такие. Авторы исследования - профессор Анна Дорнхаус (Anna Dornhaus) и ее студент-дипломник Даниэль Шарбонно (Daniel Charbonneau). Пользователи соцсетей называют полученные ими результаты одними из самых значительных в уходящем десятилетии. Уверяют, что они шокирует почти так же, как правда про Деда Мороза. Деда Мороза нет, а муравьи не трудолюбивые. Во что осталось верить? В пчел? Или они тоже какие-нибудь неправильные? Американские ученые сделали свое обескураживающее открытие еще 4 года назад, изучая муравьев породы Temnothorax. Метили работяг, лентяев и бездельников красками разного цвета. Чтобы не путать. Снимали безостановочно микро-камерой на видео в попытках разобраться в их трудовых взаимоотношениях. Разобрались, но далеко не сразу. И не во всем. Трудовые резервы и просто резервы Сначала ученые предположили, что муравьи работают посменно — сутки-трое, к примеру. Или чередуя день-ночь. Или у них какой-нибудь вахтовый метод. Ничего подобного. Как выяснилось: трудяги трудились вообще без «выходных». И лентяи не изменяли себе - не прерывались на работу. Да еще и брюшко отъедали. Проверили и другую гипотезу: может быть, безделье муравьев напускное? Прикрывает нечто очень важное — например, то, что они состоят на какой-нибудь секретной спецслужбе, в тонкости которой наблюдатели еще не вникли. Но и это не подтвердилось. Одна тайна раскрылась после того, как энтомологи догадались изъять из колонии некоторое количество трудолюбивых особей — примерно 20 процентов. Их места постепенно заняли прежние тунеядцы, которые за две недели овладевали необходимыми специальностями. Работа согласно «штатному расписанию» в итоге налаживалась. Таким образом, решили энтомологи, лентяи и бездельники представляют собой эдакое общество «Трудовые резервы», члены которого пополняют выбывших по тем или иным причинам муравьев-стахановцев. Подобная стратегия помогает колонии выжить и восстановиться после кризисов и стихийных бедствий. Кстати, и люди иной раз уподобляются муравьям - в смысле привлечения трудовых резервов. Вспомним, в эпоху развитого социализма такое вообще было в порядке вещей: место недостающих работников овощебаз занимали бездельники-интеллигенты. Сам занимал по несколько раз в год. И как тот муравей за две недели, а то и раньше овладевал специальностью сортировщика капусты или морковки. А когда ученые смоделировали муравьям кризис — ограничили их в питании, то раскрыли и вторую тайну. Сначала толстяки-лентяи стали кормить работяг, извлекая еду из своих брюшек - эдакий НЗ. А потом начали откладывать пищевые — так называемые трофические яйца, которыми опять же подкармливали оголодавших трудоголиков. Аналогов подобной благотворительной деятельности в человеческих колониях вроде бы нет. Если, конечно, не принимать во внимание редкие случаи, когда чиновники-коррупционеры и прочие стяжатели нетрудовых доходов принудительно или добровольно сдавали жульнически нажитое. Осталось до сих пор неизвестным, кто и как делит муравьев на активных и резервных? Откуда лентяи получают команды приступить к работе? Или наоборот. Закончить ее? Ученые продолжают исследования. А об уже имеющихся результатах они сообщали по мере их получения - сначала в журнале Behavioral Ecology and Sociobiology, а потом в журнале Journal of Bioeconomics. А В ЭТО ВРЕМЯ Муравьи-бездельники Народно-освободительное движение среди муравьев обнаружили немецкие биологи - Александра Ахенбах (Alexandra Achenbach) ) и Сюзанна Фоитцик (Susanne Foitzik ) из университета Людвига-Максимилиана в Мюнхене (Ludwig-Maximilian University in Munich). Объектом их исследования стали колонии муравьев вида Protomognathus americanus и Temnothorax. Одни регулярно нападают на других - наших знакомых, почтит сплошь состоящие из тех самых бездельников, которых изучали американцы из Аризонского университета. Условно назовем поработителей "Pro" , а порабощенных "Tem". Во время жестоких набегов "Pro" убивают всех взрослых из рода "Tem", уничтожают все их личинки-куколки. А молодых мурашей берут в плен и угоняют в рабство. Порабощенные начинают выполнять всю грязную работу в муравейнике хозяев, ухаживают за их личинками, добывают корм. Часть угнанных становятся эдакими власовцами - участвуют в карательных операциях вместе с "Pro" и жестоко убивают своих собратьев. Прежде считалось, что плененные попадают в рабство пожизненно. Александра и Сюзанна увидели, что это не так. Несколько раз они становились свидетелями восстания рабов. "Tem" дождались, когда окуклится очередной выводок "Pro". Убивали королеву и почти все личинки. Причем расправились в первую очередь с теми, из которых потом выросли бы королевы. Женщины полагают: подобные восстания приводит к тому, что численность рабовладельцев сильно сокращается. И у них перестает хватать сил и средств на новые набеги. В этом-то, мол, и смысл освободительной борьбы муравьев. По словам исследовательниц, бывает, что рабам удается целиком захватить власть в муравейнике рабовладельцев. И стать его хозяевами. Большинство революционеров, надо полагать, это бывшие лентяи и бездельники. А кто ж еще, если их большинство? Чем не третья тайна предназначения, казалось бы бесполезных особей? КСТАТИ От чего муравьи пляшут? От нечего делать, наверное Серию уникальных фотографий рыжих муравьев сделал в Индонезии Робертус Агунг Судиатмоко (Robertus Agung Sudiatmoko) — житель Джакарты. Один из них, по словам Робертуса, словно бы танцевал брейк-данс. Только очень медленно. Вставал на одну ногу и замирал так на 30 секунд, сохраняя равновесие. Другой муравей забрался на небольшой пригорок, приподнялся над ним. И замер, сложив лапки на «груди». Будто бы молился. Эффект был довершен внезапно блеснувшим лучом света, который озарил застывшую фигуру. В этот момент Робертус и сделал снимок. А через несколько секунд муравей закончил «молитву». И удалился словно Моисей, получивший от Бога 10 заповедей и знамение с неба. Ученые не исключают, что странные «обряды», муравьи проводят от безделья. "Ни ночью, ни днём не хочу быть муравьём. Я хочу навеки быть человеком!" .
  5. От себя добавлю ППУ улья подлежат обязательной покраске. Из опыта коллег очень хорошо зарекомендовала покраска ПФ-115 краской для наружных работ.
  6. «Вечный» полистирол разложился под действием солнечного света C.Ward et al. / Environmental Science and Technology Letters, 2019 Химики обнаружили, что полистирол, из которого делают в том числе пенопласт, полностью или частично разлагается под действием солнечного света, сообщается в Environmental Science and Technology Letters. Они провели эксперименты и посчитали, что полностью полимер деградирует за несколько веков, а частично — за несколько десятилетий. Полистирол начали делать в 1960-х годах и сейчас в мире производят десятки миллионов тонн этого полимера. На него приходится около шести процентов мирового производства пластика. Из полистирола делают пенопласт, упаковки для пищевых продуктов, детские игрушки, используют в строительстве, медицине и военной промышленности. Впервые его обнаружили в океане в начале 1970-х годов и регулярно находят сейчас. Ученые видят проблему с отходами из полистирола в том, что он очень медленно разлагается. Этот полимер на 75 процентов состоит из ароматических соединений и у него высокая молекулярная масса, поэтому микроорганизмы из окружающей среды плохо его расщепляют. Авторы одного из исследований вообще пришли к выводу, что микробные сообщества на него не действуют — они не обнаружили признаков разложения полистирола в течение нескольких месяцев. Но, как оказалось, этот полимер частично окисляется под действием солнечного света. Однако скорость и полнота этого процесса изучены плохо. Например, неизвестно, может ли полистирол полностью разложиться в результате фотохимического окисления. Поэтому Коллин Вард (Collin P. Ward) из Океанграфического института Вудс Холл и его коллеги решили посмотреть, как этот полимер ведет себя под действием солнечного света. Ученые взяли пять образцов полистирола, выпускаемого американскими компаниями. У них была разная толщина, плотность, молекулярная масса и при производстве в них добавляли разные вещества, чтобы добиться нужных физических или химических свойств. Полимеры помещали в симулятор солнечного света, интенсивность излучения которого была в 3-10 раз выше, чем интенсивность природного солнечного света на широте от нуля до 50 градусов северной широты. Авторы выбрали эти координаты потому, что в них находятся 10 крупных рек, которые в настоящий момент приносят в океан 90 процентов полистирольных отходов. Ученые считали количество кислорода, который поглощался в ходе реакции, и количество углекислого газа и растворимых соединений углерода, которые образовывались в результате фотохимического окисления. Также они смотрели, при каких длинах волн и какой температуре деградация полимера идет быстрее. Все образцы полистирола полностью или практически полностью разлагались под воздействием солнечного света (длина волны больше 280 нанометров) в разные промежутки времени. Полнота деградации полимера и длина волны, при которой он разлагался, зависела от веществ, которые в него добавляли при производстве. Они поглощали разное количество солнечного света и за счет этого укорачивали или тормозили процесс окисления. Скорость разложения полимера возрастала примерно на 25 процентов (P = < 0,05) при повышении температуры на десять градусов Цельсия. Авторы рассчитали, сколько времени понадобится, чтобы два образца полистирола, на которых они проводили эксперименты, полностью или частично разложились в природных условиях. По их данным полное разложение образцов должно занять не тысячелетия, а сотни лет, а частичное — десятки. По расчетам авторов, время полужизни образцов при полной деградации — 100 и 300 лет, а при частичной — около 10 и 50 лет. «Сейчас люди, разрабатывающие рекомендации по использованию пластика, предполагают, что полистирол остается в окружающей среде навсегда», — говорит Коллин Вард. «Этим аргументом они оправдывают создание правил, которые полностью его запрещают. Нашей целью было понять, действительно ли полистирол остается в окружающей среде навсегда. Мы не говорим, что в загрязнении пластиком нет ничего страшного, но устойчивость полистирола к окружающей среде может быть меньше... чем мы предполагали раньше. И вероятность того, что полимер будет приносить вред в течение десятилетий все еще есть». Несколько лет назад ученые показали, что пенополистирол способны есть личинки большого мучного хрущака. Бактерии в кишечнике червей перерабатывают полимер в углекислый газ и биоразлагаемую массу.
  7. Машинное обучение спасет медоносных пчел от паразитов ?cole polytechnique f?d?rale de Lausanne / YouTube Швейцарские ученые научили алгоритм распознавания изображений искать на фотографиях поддонов из ульев медоносных пчел паразитирующих клещей варроа. Для удобства пчеловодов алгоритм перенесли в приложение, куда можно загрузить фотографию, сообщается на сайте Федеральной политехнической школы Лозанны. Большую опасность для медоносных пчел представляют паразитирующие клещи варроа (вид — Varroa destructor), которые питаются кровью своих хозяев, за счет чего те ослабевают физически. Более того, клещи варроа паразитируют и на личинках хозяев, из-за чего потомство может родиться с дефектами. Впервые таких клещей описали в начале XX века: считалось, что варроа паразитируют исключительно на индийских медоносных пчелах, но уже к концу столетия пораженными оказались улья на пасеках практически по всему миру. Для борьбы с варраотозом (так называют процесс паразитирования пчел клещами и все вытекающие последствия для их организма) применяются самые разные методы. Самые действенные из них могут не только эффективно избавить ульи от клещей, но и уничтожить часть обитающих в них пчел, но их используют также и для профилактики: обнаружить варроа очень трудно из-за его маленького размера, и профилактика служит практически обязательной мерой предосторожности. Швейцарские разработчики под руководством Жана-Филиппа Тирана (Jean-Philippe Thiran) из Федеральной политехнической школы Лозанны решили использовать машинное обучение для облегчения процесса обнаружения клещей варроа в ульях медоносных пчел. Для этого они создали приложение, в основе которого лежит алгоритм распознавания изображений, обученный на фотографиях паразитов на поддонах из ульев: часть из этих фотографий исследователям предоставили пчеловоды. Для определения зараженного улья пользователю необходимо сфотографировать поддон, после чего приложение определит наличие на нем тел мертвых клещей и подсчитает их количество. На основе этого владелец улья может предпринять меры для лечения своих пчел или же профилактики, после чего — проследить за эффективностью, подсчитав количество мертвых клещей еще раз. Каждому улью в приложении соответсвует определенный QR-код, чтобы пользователям было легче следить за распространением варроа. Фотографии, которые пользователи загружают на платформу, исследователи затем используют для улучшения работы своего алгоритма.
  8. Биологи выяснили механизм природной вакцинации у пчел Медоносная пчела Apis mellifera Изображение: Christofer Bang Биологи из университетов Аризоны, Хельсинки и Ювяскюля впервые определили механизм, по которому пчелы передают иммунитет своему потомству. Результаты исследования открывают новые возможности для создания вакцин для пчел. Об этом сообщает пресс-релиз Университета Аризоны, статья опубликована в журнале PLoS Pathogens. Авторы работы обнаружили, что ключевую роль в передаче иммунитета у медоносных пчел Apis mellifera играет белок вителлогенин. Он способен прикреплять к себе фрагменты патогенных организмов и переносить их в яйца будущих пчел. Однако яйца откладывает только матка, редко покидающая улей, а значит не контактирующая с внешними инфекциями напрямую. По словам авторов, необходимые количества фрагментов микроорганизмов матке переносят рабочие пчелы. Они встречаются с патогенными бактериями при сборе нектара на цветках различных растений. Попадая в пищеварительную систему бактерии разрушаются, происходит связывание липополисахаридов и пептидогликанов, которые составляют их оболочку, с вителлогенином. В таком виде они и попадают в яйца пчел. Механизм вакцинации у пчел Изображение: Arizona State University Установить это удалось на примере двух видов бактерий — грамположительных Paenibacillus larvae и грамотрицательных Escherichia coli. Биологи исследовали, как меченые фрагменты микроорганизмов распределяются в яичниках матки, а также наблюдали сродство вителлогенина к самим бактериям. Оказалось, что при наличии этого белка фрагменты бактерий попадают в будущие яйца, в случае же, когда ученые помещали яичники матки в среду, лишенную вителлогенина, но в которой при этом присутствовали другие белки гемолимфы пчел яйца оставались неизмененными. Авторы работы предполагают, что результат их исследования можно применить для разработки съедобных вакцин для пчел. Такие вакцины могут содержать фрагменты P. larvae, вызывающей американскую гнильцу у пчел — заболевание поражающее личинок старшего возраста и способное ставить под угрозу жизнь целого улья.
  9. Биологи выяснили механизм природной вакцинации у пчел Медоносная пчела Apis mellifera Изображение: Christofer Bang Биологи из университетов Аризоны, Хельсинки и Ювяскюля впервые определили механизм, по которому пчелы передают иммунитет своему потомству. Результаты исследования открывают новые возможности для создания вакцин для пчел. Об этом сообщает пресс-релиз Университета Аризоны, статья опубликована в журнале PLoS Pathogens. Авторы работы обнаружили, что ключевую роль в передаче иммунитета у медоносных пчел Apis mellifera играет белок вителлогенин. Он способен прикреплять к себе фрагменты патогенных организмов и переносить их в яйца будущих пчел. Однако яйца откладывает только матка, редко покидающая улей, а значит не контактирующая с внешними инфекциями напрямую. По словам авторов, необходимые количества фрагментов микроорганизмов матке переносят рабочие пчелы. Они встречаются с патогенными бактериями при сборе нектара на цветках различных растений. Попадая в пищеварительную систему бактерии разрушаются, происходит связывание липополисахаридов и пептидогликанов, которые составляют их оболочку, с вителлогенином. В таком виде они и попадают в яйца пчел. Механизм вакцинации у пчел Изображение: Arizona State University Установить это удалось на примере двух видов бактерий — грамположительных Paenibacillus larvae и грамотрицательных Escherichia coli. Биологи исследовали, как меченые фрагменты микроорганизмов распределяются в яичниках матки, а также наблюдали сродство вителлогенина к самим бактериям. Оказалось, что при наличии этого белка фрагменты бактерий попадают в будущие яйца, в случае же, когда ученые помещали яичники матки в среду, лишенную вителлогенина, но в которой при этом присутствовали другие белки гемолимфы пчел яйца оставались неизмененными. Авторы работы предполагают, что результат их исследования можно применить для разработки съедобных вакцин для пчел. Такие вакцины могут содержать фрагменты P. larvae, вызывающей американскую гнильцу у пчел — заболевание поражающее личинок старшего возраста и способное ставить под угрозу жизнь целого улья.
  10. Шмели и пчелы определили привлекательность цветков по тепловому узору Тепловая карта цветка ладанника University of Bristol Биологи обнаружили, что для поверхности цветков многих растений характерны уникальная тепловые узоры. Насекомые-опылители, в том числе пчелы и шмели, ориентируются на разницу температур внутри такого узора и могут определить наиболее выгодный для сбора нектара цветок, пишут ученые в eLife. Многим цветковым растениям для переноса пыльцы с одного цветка на другой требуется помощь животных-опылителей (чаще всего насекомых). Для определения наиболее выгодного для себя цветка (например, в котором содержится больше всего нектара), насекомые-опылители используют несколько видов сенсоров. В первую очередь они ориентируются на внешний вид цветов, но также принимают во внимание и другие его свойства, например, запах или температуру. Наличие таких опознавательных характеристик выгодно для обеих сторон: у растений за счет этого увеличивается вероятность репродуктивного успеха, а у насекомых снижается вероятность сесть на неправильный цветок. Группа биологов под руководством Шона Рэндса (Sean A. Rands) из Бристольского университета решила исследовать тепловые карты цветков различных видов растений и оценить, насколько уникальными они являются и могут ли использоваться шмелями и другими насекомыми-опылителями для определения наиболее привлекательности цветка. Для этого ученые с помощью термографии исследовали цветки 118 различных видов цветковых растений. Оказалось, что 55 процентов изученных растений (это 65 видов) создают на поверхности цветка специальные тепловые узоры с неравномерным распределением температуры. Несмотря на то, что почти у всех растений температура в центре цветка выше, чем у краев, для каждого из видов характерна своя уникальная тепловая карта. Тепловые карты поверхности цветков некоторых видов растений Michael J. M. Harrap et al./ eLife, 2017 Тепловые карты поверхности цветков некоторых видов растений Michael J. M. Harrap et al./ eLife, 2017 Поделиться 1/2 Авторы работы отмечают, что температура теплового узора в среднем на 4,5 градуса выше температуры остальной части цветка, и внутри этого узора она может варьироваться в пределах двух градусов. Этой разницы насекомым-опылителям, например пчелам или шмелям, вполне достаточно, чтобы точно определить вид цветка и понять, стоит на него садиться или нет. Для подтверждения механизма терморецепции шмелей при выборе наиболее привлекателного цветка биологи провели дополнительные эксперименты с искусственными неокрашенными цветками разного размера (большие цветки были диаметром около 85 миллиметров, и маленькие — около 40 миллиметров), к которым для создания температурного узора на поверхности присоединялись небольшие нагреватели в отдельных местах. В нагретые таким образом цветки помещалась вода или раствор сахара. Сравнив вероятность выбора того или иного цветка с холодным ненагреваемым цветком, биологи показали, что именно терморецепция является одним из ключевым механизмом при выборе. Авторы работы отмечают, что существование сразу нескольких уникальных свойств цветка, по которым можно ориентироваться при выборе, помогает шмелям и пчелам более эффективно добывать себе пищу.
  11. пчелы повелись на синий цвет pixabay Американские биологи обнаружили, что дикие пчелы при выборе цветка для опыления пользуются в первую очередь теми фоторецепторами, которые чувствительны к синему цвету, поэтому синие цветки их привлекают больше остальных. При этом рецепторы, работающие в зеленой и ультрафиолетовой частях спектра никак не влияют на выбор. Особенно сильно этот эффект проявляется, если цветок не только синий, но еще и флуоресцирует в той же области спектра, пишут ученые в Journal of Comparative Physiology A. Цвет — один из основных стимулов, которые используют насекомые-опылители для выбора подходящего им цветка при сборе нектара. Например, в органах зрения пчел для этого есть сразу три типа светочувствительных рецепторов, которые работают в разных областях спектра: ультрафиолетовой, зеленой и синей. При этом известно, что эти рецепторы могут работать отдельно друг от друга: например, при выборе цветка пчела может ориентироваться только на возбуждение синих рецепторов. Однако аналогичных данных о двух других типах фоторецепторов известно не было. Чтобы определить, используют ли дикие пчелы и шмели при выборе цветка данные, полученные от других типов фоторецепторов, американские биологи из Университета штата Орегон под руководством Суджайи Рао (Sujaya Rao) провели полевое исследование, в котором оценили, как насекомые реагируют на цветовые стимулы в разных областях видимого спектра. Для этого ученые использовали 11 флуоресцентных ловушек с привлекающими насекомых одноцветными пластинками, напоминающими лепестки цветков. Эти пластинки были покрашены с помощью специальных красителей и не только сами по себе имели окраску (белую, синюю, зеленую и фиолетовую), но также могли излучать свет определенной длины волны за счет флуоресценции после поглощения ультрафиолета. Максимум флуоресценции при этом приходился или на синюю область спектра (400–480 нанометров), или на зеленую (510–540 нанометров). Использование флуоресцентных красителей в подобном эксперименте выгодно, потому что излучение происходит в очень узкой области спектра и при этом возбуждается только один тип фоторецепторов, а на остальные рецепторы никакого воздействия не оказывается. Пластинки, покрашенные в разные цвета. Буква F использована для обозначения флуоресцирующих ловушек, буква N — для нефлуоресцирующих O. Ostroverkhova et al./ Journal of Comparative Physiology A, 2018 Поделиться Исследование проводилось в полевых условиях: ловушки разного цвета расставлялись в полях, в которых несколько видов диких пчел и шмелей ищут цветы для сбора нектара. В результате нескольких сравнительных экспериментов ученые обнаружили несколько закономерностей. Во-первых, оказалось, что пчелы и шмели реагируют исключительно на синий цвет (разных оттенков), тогда как в чисто зеленые ловушки (которые возбуждают только «зеленые» фоторецепторы и никакие другие) пчел поймано практически не было. Вероятно, рецепторы этого типа не используется пчелами для поиска нектара. Что касается синих ловушек, то их привлекательность для пчел сильно вырастает, если они не просто отражают свет в синей части спектра, но еще и флуоресцируют в этой области. Такой эффект уже наблюдался для отдельных видов шмелей, и новое исследование подтвердило эти результаты, подкрепив наблюдения более точными и достоверными данными. Этот эффект ученые объясняют именно тем, что при флуоресценции возбуждаются исключительно синие фоторецепторы, и при этом вообще не активируются зеленые рецепторы, что позволяет выделить сигнал от цветка на фоне травы и листьев. Среднее количество пчел, пойманных в день в ловушки разных цветов (обозначения цветов — на предыдущем рисунке) O. Ostroverkhova et al./ Journal of Comparative Physiology A, 2018 Кроме того, ученые провели более подробное исследование активации синих рецепторов. Оказалось, что больше всего пчел привлекает цвет, находящийся в области длин волн от 430 до 490 нанометров, а диапазон от 400 до 430 нанометров оказывается для насекомых менее привлекательным. Биологи отмечают, что подробное исследование спектральных характеристик фоторецепторов шмелей и пчел и их связь с поведением насекомых поможет при разработке эффективных инструментов для управления популяциями диких насекомых. Тем не менее, в будущем требуется проведение более подробных количественных исследований для пчел отдельных видов. Окраска цветка — далеко не единственный стимул, который помогает шмелям выбрать подходящий цветок. Например, недавно британские биологи показали, что шмели также ориентируются на тепловой узор на лепестках. Кроме того, одновременно с оценкой окраски цветка шмели также изучают и распределение запаха на его поверхности, и правильно выбрать растение помогает одновременный анализ двух этих факторов.
  12. Пестициды вызвали у шмелей и пчел амнезию исследователи показали, что воздействие неоникотиноидов нарушает пространственную память шмелей, заставляя их забывать, какие цветы они уже посетили. Неоникотиноиды (инсектициды, основанных на никотине), предназначенные для борьбы с насекомыми-вредителями, были запрещены в странах Евросоюза в 2013 году, после того как была показана их токсичность для пчел — и даже для насекомоядных птиц. Однако многие сельскохозяйственные компании выступают против этого запрета. Статья опубликована в журнале Scientific Reports. Пространственная память очень важна для пчел: она позволяет им не только запоминать места источников нектара, но и более эффективно собирать пищу, не посещая повторно те цветы, с которых нектар был уже собран. В предыдущих исследованиях было показано, что отравление пестицидами нарушает способность пчел находить обратную дорогу в улей. Авторы новой статьи решили выяснить, как влияет воздействие пестицидов на способность пчел запоминать, какие цветы они уже посетили, а какие нет. Авторы изучали воздействие неоникотиноидов на земляных шмелей (Bombus terrestris), которые относятся к семейству настоящих пчел и являются одними из самых важных опылителей в Европе. Шмелей помещали в радиальный лабиринт с «гнездом» в середине и 8 коридорами, в каждом из которых был установлен искусственный «цветок» с нектаром. Для успешного завершения задания шмели должны были посетить все восемь цветков, избегая повторных визитов, и вернуться в гнездо, где их ждала награда — сладкий сироп. Слева: земляной шмель. Справа: лабиринт, использованный в исследовании Сначала ученые наблюдали, как с заданием справляются шмели, не подвергавшиеся воздействию пестицидов. Шмели успешно выполняли задание, облетая все цветки по одному разу и возвращаясь в гнездо. Несмотря на то, что насекомые посещали цветки не по порядку, повторные визиты случались крайне редко — что говорит о том, что они использовали пространственную память, чтобы запомнить, какие цветки они уже посетили. Затем шмелей обрабатывали инсектицидом тиаметоксамом в трех различных дозах и через 45 минут после обработки запускали в лабиринт. Оказалось, что такие шмели справляются с заданием заметно хуже: число повторных визитов цветков сильно возросло. Интересно, что для высоких доз тиаметоксама выраженность эффекта зависела от размера шмелей: крупные шмели делали больше повторных визитов, чем мелкие. Как предполагают авторы, это может объясняться тем, что крупные насекомые успели впитать больше инсектицида за время обработки, чем мелкие. Такие последствия всего лишь однократной обработки тиаметоксамом позволяют предположить, что в природе, где насекомые подвергаются воздействию пестицидов в течение всего периода цветения, этот эффект может быть еще сильнее. Неэффективный поиск пищи, в свою очередь, может замедлять рост колонии, снижая ежедневное поступление нектара и пыльцы в улей. Недавно ученые показали, что распространенный пестицид хлорпирифос снижает скорость обучения медовых пчел в дозах во много раз меньших, чем летальные: одного грамма пестицида оказалось достаточно для нарушения памяти у 20 миллиардов пчел.
  13. У шмелей и пчел нашли зависимость от никотина Земляные шмели могут приобретать зависимость от вредных для них инсектицидов из класса неоникотиноидов, подобно людям-курильщикам. Если насекомых поить раствором сахарозы с добавкой инсектицида, они быстро привыкают к нему и предпочитают токсичный раствор обычному. Более того, если поменять кормушки с растворами местами, насекомые находят раствор с инсектицидом и продолжают питаться им, говорится в статье, опубликованной в Proceedings of the Royal Society B. Неотикотиноидные инсектициды обладают избирательным действием (они токсичны для насекомых и практически безвредны для человека). В малых дозах эти вещества вызывают нервное возбуждение, а при увеличении дозы — паралич и гибель. Неоникотиноиды опасны не только для насекомых-вредителей, но и для опылителей — пчел и шмелей. Кроме того, эти инсектициды нелетучи, хорошо растворяются в воде и устойчивы к внешним воздействиям. Время, за которое распадается половина молекул вещества, у них достигает 19 лет. Так что следовые количества пестицидов могут оставаться в пыльце и нектаре растений долгое время после того, как их применяли. В последнее время появилось довольно много работ (1, 2), изучающих, как неоникотиноиды влияют на насекомых-опылителей. С другой стороны, исследований, посвященных изучению предпочтений пчел и шмелей в природе практически нет. Также непонятно, могут ли насекомые распознавать вредные для них инсектициды и если да, как они себя ведут по отношению к ядовитым веществам. Британские биологи под руководством Ричарда Гилла (Richard Gill) из Имперского колледжа Лондона решили ответить на этот вопрос. Они отобрали 10 колоний земляных шмелей (Bombus terrestris audax), в которых суммарно было 381 насекомое, и для каждой из них сделали площадку с шестью кормушками. В две кормушки ученые налили сахарный раствор с двумя миллиардными долями неоникотиноида тиаметоксама; в две другие — раствор с 11 миллиардными долями (ppb) тиаметосама; и еще две оставили в качестве контроля — в них налили только сахарный раствор. В течение пяти дней шмелей помещали на площадку на шесть часов и фиксировали, как часто они кормятся и какие кормушки предпочитают. На шестой день ученые поменяли кормушки местами и оставили их еще на пять дней, снова фиксируя предпочтения насекомых. Оказалось, что шмели быстро «распробовали» инсектицид в растворах и стали предпочитать токсичную пищу обыкновенной. К концу эксперимента насекомые стали пить на 26-28 процентов больше растворов с тиаметоксамом, чем чистого сахарного раствора. Увеличилось и количество «подходов» к кормушкам с ядовитым веществом. В начале эксперимента шмели в 37 процентах случаев приползали к кормушкам с сахарным раствором, а к кормушкам с растворами 2 и 11 ppb инсектицида в 28 и 35 процентах случаев, соответственно. В последний день насекомые приходили к контрольным кормушкам в 28 процентах случаев, а к поилкам с растворами 2 и 11 ppb инсектицида — в 38 и 34 процентах случаев, соответственно. Шмели оказались способны распознавать тиаметоксам, если ученые меняли местоположение кормушки, и опять предпочитали его сахарному раствору. «Когда им давали выбор, поначалу шмели, похоже, избегали пищи, обработанной неоникотиноидом. Но по мере того, как они все больше сталкивались с обработанной [инсектицидом] пищей, они начинали предпочитать ее», — объясняет Ричард Гилл. «Интересно, что неоникотиноиды связываются с рецепторами, которые похожи на никотиновые рецепторы у млекопитающих. То, что шмели привыкают к неоникотиноидам, указывает на определенные симптомы аддиктивного поведения. Это интригует, учитывая то, что никотин вызывает зависимость у людей. Но чтобы выявить это поведение у шмелей, нужны дополнительные исследования». Исследователи ищут заменители неоникотиноидов, которые не оказывали бы настолько токсичного действия на шмелей и пчел. Но, похоже, пока не слишком успешно. Буквально две недели назад ученые опубликовали статью о том, что еще один кандидат-заменитель не подходит на эту роль. Шмели хуже размножались под действием этого пестицида.
  14. Паразитирующие на пчелах клещи научились менять химический «камуфляж» Группа исследователей из Китая и Франции обнаружила, что паразитирующие на медоносных пчелах клещи Варроа (Varroa destructor) не только используют специальный химический «камуфляж», для проникновения в ульи, но и способны эффективно менять его за одну неделю, чтобы приспособиться к новому носителю. Результаты работы опубликованы в Biology Letters. Клещи Варроа размножаются, откладывая яйца в ячейки сот с куколками пчел. Там потомство клещей проходит полный цикл развития, паразитируя на куколке. Чтобы пробраться в улей или остаться в нем, клещи имитируют тот же набор химических сигналов – феромонов, что и их хозяева пчелы. Чаще всего в виде хемосигналов у пчел используются ненасыщенные и насыщенные углеводороды. Они вырабатываются особыми волосковыми железами кутикулы. Изначально Варроа паразитировали исключительно на азиатских пчелах Apis cerana, однако начиная с 60-х годов прошлого века, они постепенно распространились по всему миру (за исключением Австралии) и стали паразитировать на медоносных пчелах Apis mellifera. Новое исследование показало, за счет чего это стало возможно. Китайские ученые привезли с собой во Францию куколок азиатских пчел и клещей Варроа, собранных на местных пасеках. Далее ученые разместили в четырех ячейках сот по две куколки медоносных пчел и две азиатских. К каждой азиатской пчеле подсадили одного клеща из Европы и одного из Китая. Аналогично поступили и с куколками медоносных пчел. Ячейки закупорили и поместили в условия близкие к микроклимату ульев. Спустя 8 дней их вскрыли, извлекли клещей и произвели химический анализ производимых ими летучих веществ. Выяснилось, что за столь короткий срок и клещ из Европы, обитавший с азиатской куколкой, и азиатский, закупоренный вместе с куколкой медоносной пчелы, поменяли состав используемых ими феромонов. С разной степенью близости имитировав хемосигналы новых для них хозяев. Причем азиатский клещ преуспел в создании новой «маскировки» значительно больше. Эти результаты продемонстрировали очень высокую адаптационную гибкость клещей Варроа к новым условиям среды и новых «хозяевам», которая объясняет их столь стремительное распространение по ульям медоносных пчел всего мира. Имитирование чужих феромонов довольно распространенное явление в живой природе. Так, например, пауки Болас выделяет от одного до трех феромонов, служащих для сексуального привлечения у мотыльков, чтобы заманить их и съесть. Однако ни один вид не проявляет столь высокой гибкости в изменении химического состава хемосигналов в новых условиях. Есть мнение, что клещи используют для столь быстрого изменения своего «камуфляжа» биоматериал самих пчел, однако в данном исследовании ученые настаивают, что, напротив, это именно активное изменение в физиологических механизмах выработки феромонов в организме клещей.
  15. Ученые обнаружили химическую природу появления пчелиных каст Исследователи из Иллинойсского университета в Урбане-Шампейне выявили связь между рационом личинок пчел и разделением этих насекомых на касты. Результаты их работы опубликованы в журнале Science Advances. Ученые выяснили, что включение в рацион пчелиных личинок p-кумаровой кислоты приводит к развитию из них рабочих пчел. Исследование проводились на медоносных пчелах (Apis mellifera). Первые три дня жизни все пчелиные личинки получают питание в виде маточного молочка, вырабатываемого верхнечелюстными железами пчел-кормилиц. По прошествии трех дней некоторых из личинок пчелы-кормилицы переводят на смесь меда и перги. Последняя представляет собой белково-углеводный корм из пыльцы растений. По данным исследователей, о влиянии рациона личинок на их дальнейшее развитие было известно и раньше, однако прежде не уделялось внимания химическому составу пищи. При этом считалось, что основным в формировании каст является именно маточное молочко. По результатам исследования выяснилось, что p-кумаровая кислота, содержащаяся в меде и перге, приводит к изменению активности многих генов личинок. Исследователи полагают, что пчелы-кормилицы добавляют активные растительные химические вещества в пищу личинкам, которые должны стать рабочими пчелами, намеренно. При этом личинки, получающие мед и пергу, проходят своего рода «пищевую кастрацию» и становятся неспособными к размножению. В свою очередь, личинки, которые должны стать матками, получают маточное молоко на протяжении всей жизни. Оно содержит белок РОЯЛАКТИН, провоцирующий увеличение размеров и массы тела матки. В 2011 году это вещество открыл японский ученый Масаки Камакура. По его данным, это вещество провоцирует развитие маток из пчелиных личинок. ВОТ ОНО БУДУЩЕЕ, ПЧЕЛИНЫЕ МАТКИ ИЗ ПРОБИРКИ
  16. Федеральный институт по оценке рисков при министерстве защиты прав потребителей, продовольствия и сельского хозяйства Германии. Ведомство сообщило, что провело проверку более чем 220 видов имеющихся в широкой продаже травяных чаев и во многих из них обнаружило неожиданно высокое содержание пирролизидиновых алкалоидов. Речь идет о группе химических соединений растительного происхождения, обладающих канцерогенными свойствами. Если же иметь в виду, что этот берлинский институт до сих пор не был замечен в склонности к паникерству, то к его предостережению следует отнестись весьма серьезно. Канцерогены в салатах и соусах Пирролизидиновые алкалоиды синтезируются многими растениями в качестве средства защиты от вредителей. По эффективности, а значит, по токсичности, некоторые из этих субстанций превосходят все искусственно производимые пестициды. Всего же учеными зарегистрировано свыше 500 пирролизидиновых алкалоидов в более чем шести тысячах видов растений. Типичным примером такого растения может служить огуречная трава, говорит Тилль Бойерле (Till Beuerle), научный сотрудник Института фармацевтической биологии при Техническом университете Брауншвейга: "Огуречник - Borago officinalis. Пирролизидиновые алкалоиды обнаруживаются во всех частях растения - и в корнях, и в стебле, и в листьях, и в цветках. Культивируется как ценный медонос. Однако молодые листья огуречника находят применение и в домашней кулинарии: они входит в состав франкфуртского зеленого соуса, их добавляют в салаты и винегреты. Но никто точно не знает, сколько канцерогенных пирролизидиновых алкалоидов попадает при этом в пищу". Руккола с примесью крестовника К наиболее широко распространенным растениям с высоким содержанием пирролизидиновых алкалоидов относятся крестовник обыкновенный, якобея обыкновенная, окопник, мать-и-мачеха. Пусть они в большинстве своем и не используются напрямую в кулинарии, но опасность для человека представляют все равно. Уже в 2009 году немало шума наделала история с обнаружением в одном из супермаркетов упаковки рукколы с примесью крестовника. "Листья рукколы очень похожи на листья крестовника обыкновенного, - говорит Тилль Бойерле. - Даже если разложить их рядом на две кучки, разницу заметит только специалист. А уж если они перемешаны, тут и ботанику рассортировать их будет непросто. Рядовой же потребитель вообще не увидит, что к рукколе примешаны посторонние листья. А ведь они не просто посторонние, а весьма ядовитые". Медленное, но верное отравление Впрочем, та давняя история - случай, видимо, единичный. А вот случайное поедание богатых пирролизидиновыми алкалоидами растений пасущимся скотом - судя по всему, явление весьма распространенное, чтобы не сказать - массовое. Такое медленное, но верное отравление вызывает у животных со временем цирроз печени. А еще канцерогены могут с молоком и мясом попасть в организм человека... Могут, но попадают ли? Трудно сказать: этот вопрос практически не изучен. Ученым известны далеко не все пирролизидиновые алкалоиды, многие пока не поддаются выявлению в лаборатории. Проблема еще и в том, что - в отличие от отравления ядовитыми грибами или ягодами, которое обычно дает о себе знать уже спустя час-другой, - отравление пирролизидиновыми алкалоидами может оставаться незамеченным годами. "Это скорее можно сравнить с курением - говорит Тилль Бойерле, - то есть речь идет об очень малых дозах яда, поступающих в организм регулярно на протяжении многих лет. Поэтому необходимо, с одной стороны, просвещать потребителей, а с другой, исключить возможность попадания пирролизидиновых алкалоидов в пищевую цепочку". Свой мед лучше чужого Отдельный вопрос - присутствие пирролизидиновых алкалоидов в меде. По словам ученого, немецкий, да и вообще европейский мед почти не содержит этих канцерогенов, а вот импортный товар - прежде всего, из Южной Америки, Австралии и Новой Зеландии, - действительно может оказаться не слишком полезным для здоровья. Поэтому Институт по оценке рисков рекомендует тем, кто привык есть много меда, а также детям, беременным и кормящим матерям, отдавать предпочтение европейскому продукту и почаще менять марку меда. Это снизит вероятность опасного отравления. Только не надо думать, будто подобные рекомендации - это мера по "поддержке отчественного производителя": в их основе лежат результаты сугубо научного исследования. Знать меру и менять сорта Но вернемся к тому, с чего начали: к травяным чаям. Альфонсо Лампен (Alfonso Lampen), возглавляющий в берлинском ведомстве отдел безопасности продуктов питания, особо подчеркивает, что проведенное исследование травяных чаев не являлось репрезентативным, а потому отказывается назвать те сорта, в которых обнаружилось наиболее высокое содержание пирролизидиновых алкалоидов. Классические чаи и вовсе были представлены только несколькими сортами, что не позволяет делать сколько-нибудь серьезные выводы. Можно отметить лишь, что меньше всего канцерогенов оказалось в зеленом чае и что рассыпные чаи в среднем безопаснее, чем чаи в пакетиках. Что же касается рекомендаций для потребителей чая, то они ничем не отличаются от тех, что Институт по оценке рисков дал в отношении меда: соблюдать меру и часто менять сорт. Тем более что никаких нормативно-правовых документов, устанавливающих предельно допустимые концентрации пирролизидиновых алкалоидов в продуктах питания, ни в Германии, ни в Европе в целом пока не существует, а полностью исключить попадание в чай опасных примесей при его промышленном производстве едва ли удастся и впредь.
  17. была в нашем обществе пчеловодов лекция семинар как раз посвященная прополису и препаратам на основе прополиса. докладчик изучал это вопрос и информировал нас о вреде и пользе и правилах применения. и фотографии с производства там и были эти фильтры, ссылался в частности на GMP фармацевтический стандарт производства и был слайд со списком литературы. не записал , видео не писали. но точно запомнил что прополис сырой ни пить ни есть нельзя.
  18. Категорически нельзя употреблять прополис самостоятельного приготовления ни в каком виде внутрь будь то настойка или в меде или просто зажевать содержит очень много канцерогенных веществ это кувалдой по печенка каждый раз. был у нас любитель откушать прополиса получил рак печени и помер. В фарм промышленность прополис растворяют и прогоняю через целую сеть серьезных фильтров и только после это можно употреблять настойку прополиса.
  19. НОЧЕВКА В ПАЛАТКАХ КЕМПИНГ НА ТЕРРИТОРИИ В МАШИНЕ В АВТОБУСЕ ТРЕЙЛЕРЕ МОЖНО В ГОСТИНИЦЕ В СОСЕДНЕМ ГОРОДКЕ ДО ГЛУБОКОЙ НОЧИ МАНГАЛЫ ШАШЛЫКИ ПЕСНИ ГИТАРЫ ГАРМОШКИ ПЕСНИ . ВЫСПАТЬСЯ СЛОЖНО
  20. НУ ГЛАВНОЕ ЗАСТОЛЬЕ ПЕСНИ КОНЦЕРТ ПЛЯСКИ ВЕЧЕРОМ САЛЮТ И КОСТЕР.
  21. КОНКУРС МЕДОВЫЕ ПРОДУКТЫ . ПОБЕЛИЛ ТОРТ ШАКОТИС. НАША НАЦИОНАЛЬНАЯ ВЫПЕЧКА КУЗНЕЦЫ РАЗВЛЕКАЛИ ПОСЕТИТЕЛЕЙ СВОИМ МАСТЕРСТВОМ
  22. ПРИВЕЗЛИ ИЗ МУЗЕЯ ПЧЕЛОВОДСТВА РАЙОНА ЭКСПОЗИЦИЮ СТАРЫХ УЛЬЕВ ЭКСКУРСИЯ ПУТЬ МЕДА.
  23. В С 15-00 БЫЛИ ЛЕКЦИИ ДОКЛАДЫ . ЗАПОМНИЛСЯ ОТВЕТ НА ВОПРОС ПОЧЕМУ ЗЛЫЕ ПЧЕЛЫ ПРИНОСЯТ БОЛЬШЕ МЕДА.ОТВЕТ СО ССЫЛКОЙ НА ДОКЛАД НА АПИМОНДИИ В СТАМБУЛЕ , СКОЛЬКО РАЗ ЛЕЗУТ К ЗЛОЙ СЕМЬЕ И СКОЛЬКО РАЗ СМОТРЯТ МИРНУЮ И ЕЩЁ И МАТКУ ОБЯЗАТЕЛЬНО В МИРНОЙ ИЩУТ ПОСМОТРЕТЬ. ДЫМ СТРЕСС ТРИ ДНЯ СЛЕДСТВИЕ МИНУС МЕД . ВОТ И ОТВЕТ.
  24. БЫЛО ЧЕТЫРЕ ПРОДАВЦА МАТОК КУПИЛ ДВЕ ИТАЛЬЯНКИ ФИНСКОЙ СЕЛЕКЦИИ ПОПРОБОВАТЬ ЭТО ДЛЯ ПОДСАДКИ МАТКИ ШВЕДСКАЯ КЛЕТОЧКА ВРОДЕ НАЗЫВАЕТСЯ С СЕТКОЙ МАТКА А В СОСЕДНЕЕ ОТДЕЛЕНИЕ СИРОП. СИРОП ВЫБИРАЮТ И МАТКУ ВЫПУСКАЮТ
  25. БЫЛИ И С УКРАИНЫ BEEHOUSE УЛЬИ ПРИВОЗИЛИ И ФАДЕЕВ
×
×
  • Create New...